Уже прошло несколько минут после ухода Широгане и Акиры. Ко тоже куда-то ушел. Айя не знала, что и делать - драться с врагом, который, хоть и выглядел, как ребенок, но был на самом деле намного сильнее их всех, желания не было никакого. Сначала она искала веревку, чтобы связать Шики и обойтись без драки. Этот план был хорошим, но невыполнимым, поскольку веревку так и не удалось отыскать.

Лулу испуганно подбежала к Айе.

- Шики скоро придет в себя, не делайте послабления его внешности - эта обманка, чтобы вы не пытались его серьезно ранить! Я не смогу сражаться... Я истратила слишком много энергии, когда мы с Шисуи-самой открывали проход.

Айя и Кенго согласно кивнули.

- Я недооценил этого сина в шляпе... Кто он вообще такой? Как ему удалось отразить мою атаку? - пробубнил Шики, поднимаясь и отряхивая свою одежду.

- Ты не знаешь? - спросили все разом, чем привели мальчишку в бешенство.

- Нет!

- Широгане-сама очень известная личность в вашем мире. И он не просто так считается сильнейшим врагом Хомураби, - ответила ему Айя.

- Не заговаривайте зубы. Я не верю, что этот син может быть кем-то важным, - Шики выпрыгнул вперед.

- Широгане-сану глубоко безразлично, насколько ты веришь в его значимость, - Айя увернулась от темного шарика, которым Шики выстрелил в неё из рогатки.

Кенго не успел увернуться, и странный шарик врезался ему в живот, заставив согнуться от боли. Но то, что снаряд не отшвырнул Кенго, как ранее Шики, говорило о том, что Широгане все-таки прибавил и от себя, когда отразил атаку мелкого сина.

- Айя... Берегись этих штук, - прохрипел Кенго.

Айя ушла в сторону, уклонившись от атаки Шики.

Шики начал атаковать всерьез - он создавал и запускал свои снаряды с большой скоростью.

Несколько снарядов попало Айе в ногу, она почувствовала сильную боль, но, несмотря на это, продолжила драться. На её ноге уже начали проявляться небольшого размера синяки - только болели они совсем не слабо. Небольшое количество тьмы, которое использовал Шики для своих снарядов, позволяло им сильно разгоняться и причинять противнику серьезные повреждения. Чем больше эти снаряды разгонялись, тем больше был их разрушительный эффект. То, что они были сделаны из теневого материала, тоже играло свою роль: этот теневой материал содержал в себе слабый яд, который при попадании вызывал у врага очень сильные болевые ощущения.

Кенго с трудом поднялся, на него посыпался град снарядов Шики, но он сумел спрятаться за колонну.

Айя тоже, не долго думая, отпрыгнула к колоннам и там укрылась. Девушка никак не могла заставить себя ударить ребенка, даже такого наглого. Даже того, кто лишь выглядел, как ребенок: её мучила совесть, и, несмотря на то, что она имела полное право этому "ребёнку" врезать, она не могла заставить себя это сделать. Идти с катаной на маленького мальчика с рогаткой и видеть, как маленькое детское личико зажмуривается, когда лезвие её меча приближается, было выше ее сил, поэтому Айя не наносила удары, а лишь убегала или старалась увернуться.

Кенго тоже было жалко бить того, кто был так похож на беззащитного ребенка, из-за чего ему тоже довольно часто приходилось уклоняться и удирать.

Через час они уже все были побитые и тяжело дышали.

На детском личике Шики застыла совсем не детская садистская улыбочка.

- Ну, а теперь я вас раздавлю кое-чем посильнее! - решил выпендриться Шики и начал трансформироваться. Его тело увеличивалось в размере, одежда менялась, а оружие преобразилось из рогатки в изящный резной лук. Внешне он теперь выглядел немого старше ребят. Его светлые волосы доходили ему до плеч. Одет он был в белую рубашку с широкими рукавами, темно-коричневого цвета жилет, темные брюки, на его ногах были ботфорты.

Айя и Кенго счастливо и одновременно злобно ухмыльнулись, и Шики от такого зрелища аж своей пафосной речью подавился.

- Кенго, он уже не выглядит как ребенок, - сказала Айя.
- Это точно, - согласился с ней Кенго.
- Теперь, даже если мы его убьем, меня не будут мучить угрызения совести, - сказала Айя, грозно надвигаясь на Шики.

Лулу удивленно смотрела на всю эту необычную картину. Ей не казалось нормальным то, что побитые подростки угрожали сину, который только что их хорошо загонял.

Шики натянул тетиву на луке, и стрела уже начала формироваться из теневой энергии. Но Кенго и Айя не стали ждать, когда его оружие будет готово к бою. Они быстро подбежали к сину, Айя замахнулась на Шики катаной.
Тот успел увернуться от меча, но не смог уйти от удара Кенго. Тут же Айя одним мощным ударом ноги выбила из рук Шики его оружие.
Айя и Кенго продолжали наступать. Шики пятился от них, пытаясь отыскать глазами свой лук, и в конце концов обнаружил его в руках Лулу.

- Что вы будете со мной делать? - Шики понял, что совершил глупость.
- Для начала я тебя хорошенько выпорю, если не будешь вести себя смирно, - пригрозила ему Айя, после чего связала руки сина его же ремнём.


Широгане и Акира пробирались всё дальше и дальше ко дворцу теней. Акира продолжал идти с Широгане, держа его за руку и оправдывая себя тем, что боится потеряться.

- Акира-кун, мы должны постараться не попасться кокучи на глаза,- очень серьезно сказал Широгане. - Если нас заметят, то сию секунду сообщат об этом Хомураби. Если это случится, нам будет гораздо трудней добраться до цели.

Сказав это, Широгане резко дернул Акиру за руку, оттащил его к ближайшей расщелине в стене и зажал обалдевшему подростку рот рукой.

Первое, что захотел сделать Акира, так это хорошенько отметелить Широгане. Но потом он заметил, что там, где они стояли минуту назад, промелькнула целая стая кокучи с ромбовидным символом на голове. Акира вспомнил, что ему раньше уже доводилось видеть этот символ - но точно не на кокучи.

- Акира-кун, эти кокучи носят на голове отметку Хомураби, - прошептал Широгане на ухо Акире. - Если хоть один из них нас обнаружит, то сразу передаст сообщение своему хозяину. Мы постоим здесь, пока они не уйдут.

Широгане убрал руку от лица подростка.

- Ладно, я понял, - согласился придавленный Акира.

Пространство, где они находились, было настолько тесным, что бедный парень даже пошевелится не мог.

Кокучи продолжали мелькать нескончаемым потоком почти два часа! Когда последний из них исчез из поля зрения, Акира и Широгане, наконец, смогли выбраться из своего укрытия.